Нобелевская премия

© Suhrkamp Verlag, Berlin

Через год после окончания Второй мировой войны Нобелевская премия по литературе за 1946 год присуждается Герману Гессе. Но 69-летний тогда писатель, всегда ненавидевший любую шумиху вокруг своего имени, остается 10 декабря - в День Нобеля, годовщину смерти Альфреда Нобеля, - вдали от торжественной церемонии вручения Нобелевской премии, во время которой в честь лауреатов традиционно произносят хвалебные речи - laudatio (лат.). Он только отправляет в Стокгольм небольшое послание, неполных две страницы, где извиняется за свое отсутствие, объясняя это слабостью своего здоровья, вызванной передрягами всех лет после 1933 года, уничтоживших в Германии весь труд его жизни. И в самом деле время вручения премии совпало для Гессе с отъездом на один из курортов Швейцарии для прохождения четырехмесячного курса лечения. "Но духовно я не сломлен и чувствую себя связанным со всеми вами прежде всего той мыслью, которая лежит в основе Нобелевского Фонда, мыслью о сверхнациональности и интернациональности духа и его обязанности служить не войне и разрушению, а миру и примирению". Присужденную ему премию Герман Гессе расценивает как "признание немецкого языка и немецкого вклада в культуру". В своем письме к жене Нинон Гессе выражается менее изысканно: "Черт бы побрал всю эту проклятую возню" - он, собственно, опасается ожидаемого потока писем и телеграмм. А своему другу, художнику Гунтеру Бёмеру, он пишет: "Сегодня в Стокгольме дым коромыслом, сначала большие торжества в праздничном зале в честь памяти Нобеля, а потом банкет по случаю вручения Нобелевских премий, на котором будет прочитано и мое обращение к участникам банкета." Нобелевской премией Гессе обязан своему другу Томасу Манну. Будучи лауреатом Нобелевской премии 1929 года он долгое время добивался от Шведской академии признания заслуг своего соотечественника. Несомненно присуждение премии вскоре после окончания Второй мировой войны имело под собой и политическую подоплеку. После крушения национал-социализма, отводившего Гессе роль "предателя отечества", за период правления которого книги писателя почти не издавались, миру нужно было явить неотягощенного грехами нацизма достойного представителя немецкого духа и немецкой культуры.