Политика

Герман Гессе относил себя к разряду писателей и никогда не считал себя политиком. Тем не менее в 1912 г. он покинул Германию надменно-кичливого кайзера, этого "театрального монарха" Вильгельма II, став "первым добровольным эмигрантом". И хотя предложения возглавить политическое ведомство - например, в правительстве Баварской Советской республики - поступали к нему сразу после Первой мировой войны, Гессе постоянно от них отмахивался. "Из попытки приложить любовь к делам политическим у меня ничего не вышло", - писал он в 1917 г. в одном из писем. В качестве обоснования своего сдержанного отношения к различным политическим ведомствам он привел однажды следующий аргумент: "Все, что связано с политикой, это не мое, иначе я давно уже был бы революционером. © меня нет другого более страстного желания, как найти путь к самому себе и постичь сферу "чистого духа"." Но это не означает, что Герман Гессе был аполитичен. Гессе был глашатаем мира и гуманности. "Но гуманность и политика, - согласно его высказыванию, - в принципе исключают друг друга. Необходимо и то, и другое, но служить и тому, и другому одновременно едва ли возможно. Политике нужна своя партия, гуманность запрещает любую партию." К началу Первой мировой войны Гессе был одним из немногих немецких интеллектуалов, кто не разделял всеобщего восторга по поводу войны. С 1914 по 1918 гг. он опубликовал не менее двух десятков пронизанных острой критикой антимилитаристских статей и воззваний в газетах, выходивших на немецком языке. С 1915 г. он работал в Берне в Комитете социальной помощи немецким военнопленным. Он рано начал критиковать немецкий национал-социализм. Его книги хотя и не были запрещены в Третьем рейхе, но рассматривались как нежелательные. "Игра в бисер" могла первоначально появиться только в Швейцарии. Многие политические эмигранты Третьего рейха, среди них Томас Манн, находили для себя пристанище у Гессе, а многие нуждающиеся получали еще и финансовую поддержку.